Перевести страницу

БЛОГ

Ремесленник или мудрец?

Пасмурный день не сулил никаких радостей.

Затяжная бесснежная и туманная зима, редкие солнечные часы, именно часы, насколько было мало солнца. А сегодня первый день весны, но снова небо хмурится.

Капли мелкого дождя расплющивались на стекле окна нашего автомобиля, мчащегося по направлению к Мостару.

Надеюсь в Мостаре будет тепло и солнечно, думала я. Уж очень хотелось, чтобы моим гостям, прибывшим из далека по делам, понравилась моя Босния и Герцеговина.

В Герцеговине всегда тепло, даже зимой. Я немного расстроилась внутри себя, но старалась этого не показывать. Уставшая от непогоды, хотелось такой малости, солнечных весенних лучей, но увы и здесь дождь.

По пути мы должны были заехать в небольшой город Кониц. Один из моих гостей слышал где-то о прекрасной резьбе по дереву и подумывал сделать заказ на мебель.

Ну что же заедем, всё равно по пути, подумала я, тем более сама не была в этом музее, а только слышала о нём.

И вот мы уже идём по набережной реки Неретва, проходим по старинному мосту XVI века на другой берег. Куда дальше? Скукожено с натянутым капюшоном на голову подхожу к двум коничанинам с вопросом о местонахождении музея. Они любезно мне объясняют, размахивая руками, указывая направление.

Идём вверх по пустынной улице. Мало кто из туристов отдаляется от моста и старой чаршии. А местные греются в своих уютных домиках. Где же этот музей? Прямо перед нами наконец выросла мечеть с разрушенным минаретом, о которой, как ориентир упомянул прохожий. Ныряем в узкую, как ковровая дорожка улицу возле мечети, вверх по лестнице и наконец видим вывеску с выгравированным словом «музей». «Боже, куда ж нас занесло!» читали мы друг у друга в глазах.

Толкнули массивную деревянную дверь и оказались во дворике обычного, казалось бы, дома. Нас встретила гостеприимная женщина средних лет, которая пригласила внутрь.

В одно мгновение ока мы очутились в сказочном мире ажурной мебели. Тонкий запах дерева вкрался в нос. Созерцание деревянных экспонатов шоколадного, медового и янтарного цветов будоражило всё моё существо. Стульчики, шкафы, скамьи, столы и сундуки с неповторимыми орнаментами. Многим из этих изделий стукнуло уже 80 лет. Моя рука непроизвольно скользила по резьбе. На кончиках пальцев ощущалось приятное покалывание как-будто частички чьей-то души перебирались в моё подсознание нашептывая историю рождения этих творений. Частички души мастеров, они здесь, в этой мебели, в этом маленьком домике под названием Вила Сейфудин.

Гостеприимная и приятная женщина, по долгу своей службы рассказывала о видах дерева из, которого сделаны элементы мебели: дуб, сосна, ясень, оливковое дерево, об истории. Но её голос звучал для меня откуда - то издалека. Не нужно было слов, здесь уже всё написано в этих старинных орнаментах, в мелких деталях, в тёплом цвете дерева, даже в преломлении света, отражающегося от сказочной мебели.

Переплетение стилей завораживало: марокканский, мавританский, с восточными мотивами, барокко, модерн. Я оставалась здесь телом, но душа уже путешествовала по временным коридорам. Каждый элемент мебели отражал определённую эпоху, которую проживала Босния и Герцеговина. Я узнавала в этих творениях исторические события, о которых читала в книгах. Теперь я считывала это всё с мебели, словно находилась не в музее, а в библиотеке. В намоленной библиотеке, потому что ощущение присутствия здесь душевного и духовного не покидало.

Вдруг прикосновение работницы музея вернуло меня на землю. Она пригласила нас в кабинет главного мастера со словами «Сейчас мастер подойдёт и вы сможете с ним поговорить». Шагнув из полутёмного помещения в кабинет мастера, мы ахнули. Глаза немного заслепило. Резная мебель здесь была цвета слоновой кости, такой, как когда-то была столетия назад у боснийских предков. Удивительно, как цвет может облагораживать.

Мы сели на изящный диванчик за круглый узорный стол. На столе уже стояла огромная тарелка с различными конфетами. Женщина подала имбирный чай. Невероятно ароматный и вкусный. Меня и моих восточных гостей, любителей чаепитий, это особенно расположило.

Наконец в дверь вошёл мастер Сейфудин. Большой и пышный светловолосый мужчина средних лет. Он улыбался, в комнате стало ещё светлее. Мы познакомились, пожали руки, рассказали о цели своего визита и высказали восхищения от увиденного в его музее.

Но мои восхищения на этом не закончились, оказывается, они только начались.

Мастер Сейфудин начал показывать электронный каталог, изрекая свои сказания, о том как он творит. Это не звучало, как реклама или желание что-то продать. Это была музыка, полная любви к творчеству, к жизни, к Богу, к людям, к своей стране, ко всему миру.

Заметив Коран на одной из полок, мой внимательный гость спросил: «Хаджия?»

«Шесть раз хаджия» - ответил мастер. «Святой человек» - заметил гость. Эти люди говорили на разных языках, но понимали друг друга.

Не мудрено, подумала тогда я, только глубоко верующий человек может создавать подобную красоту, не важно какого он вероисповедания.

«Для меня делая мебель на заказ, важно заглянуть в душу человеку, которому я её делаю. А потом сыграть на струнах его души, посредством своего искусства. В итоге частички его души и моей пересекаются в моих изделиях. Это, как спеть обще любимую песню вместе в унисон. А потом я ухожу, а эта песня остаётся и звучит до конца его жизни, согревая своим уютом. - говорил мастер - Вот, например, один человек жил на чужбине и страдал, скучая по родным местам, а особенно по реке, у которой он провел детство. Этот человек заказал мне сделать ему обычный рабочий стол и вот, что мне захотелось для него сделать.» Какое очарование, на фотографии мы увидели стол с вырезанной в середине рекой, с точным повторением русла подлинной. Это было не просто выполнить заказ и забыть. Это была забота о чувствах заказчика, о его воспоминаниях и настроении. «Теперь этот человек всегда рядом со своей любимой рекой» - произнёс Сейфудин.

Духовность ли привела его к творчеству или наоборот? Не вижу разницы. Будто мелеки (ангелы) водят рукой мастера, нашептывая ему идеи и вдохновляя его, а как же иначе, ведь нет не одного повторяющегося узора и нет не одного человека, кторого бы не осчастливил этот человек, выполнив их заказ.

И вдруг я увидела потрясающей красоты колевку (колыбель). Сайфудин заметил, что она привлекла моё внимание. «А как же и это нужно - произнёс он.- Дети - самое чудесное, что мы создаём. История нашей любви, история нашего отношения к жизни, наших побед и наших ошибок, история нашего бытия. И мы обязаны в этих носителей истории вкладывать всё самое лучшее, а особенно свои знания. Поэтому я и создал школу, а потом и училище ремесла резьбы по дереву, которую заканчивают мастера с дипломом. И тогда старинные методы ручной работы наших предков будут жить ещё много столетий.


Мы ещё долго беседовали и мастер рассказывал очень много удивительных историй о своём творчестве, которые я должна оставить в тайне.

Мы не заметили, как пролетело время и уже забыли, что нас ждут ещё дела в Мостаре. Я осознала, что этот человек не просто талантливый ремесленник, но и мудрец. И ещё я поняла, что этот мудрец ещё долго будет появляться в моей жизни через призму памяти в моём подсознании.

Мы горячо попрощались, вышли из музея и двинулись навстречу своим делам.

Небо всё так же хмурилось и моросил дождь. Думаете, я заметила эту непогоду? Не теперь!

Да,солнца всё ещё не было видно, но мы пообщались с солнечным человеком и познакомились с тёплым творчеством, а это нечто большее! Как бальзам для души.

Тогда я дала себе обещание, что каждый раз, когда мой путь будет лежать в Герцеговину, я буду заезжать в маленький город Кониц, чтобы получить терапию от созерцания потрясающей резной мебели, к мастеру Сейфудину, на чашечку имбирного чая!



Автор статьи

Венера Джафич

Нет комментариев

Добавить комментарий
Создать сайт
бесплатно на Nethouse